8-812-380-4236(7) / 8-812-960-24-99
Компания Moto-Usa
Тел: 8-812-380-4236(7)  /  8-812-960-24-99

Полет ночного жука, или Записки переводчика. Продолжение.

Степан Семенов - переводчик-синхронист французского языка, директор Центра франкофонных исследований Дипломатической академии МИД России, член Международного союза журналистов. Из-за особенностей работы много путешествует, в том числе и на мотоцикле. Об одном таком путешествии по африканскому континенту Степан решил поведать читателям Motonews.ru.

Несколько дней назад мы публиковали первую часть рассказа «Полет ночного жука, или Записки переводчика», сегодня вашему вниманию представляем продолжение этой увлекательной истории, произошедшей с русским журналистом.

Самолет AIR France из Парижа навещает Киншасу раз в неделю. Салон, плотно набитый людьми с неевропейским цветом кожи. Многие мужчины в коричневых кожаных шляпах. Женщины в ярких нарядах органично рассредоточены в пространстве и на удивление молчаливы. Французские стюардессы с лицами римских легионеров. Из бледнолицых только наша делегация да пожилой бельгиец с пятном на лице, не выпускающий из рук поводок кожаного пояса юной африканки. Виски закончился почти сразу, но восемь часов промелькнули незаметно. Так я оказался в настоящей Африке первый раз.

Экономический Форум в Киншасе успешно завершился. Конференция такого высокого уровня проводилось в стране впервые и втянула в свою орбиту колоссальное количество заинтересованных участников. Российская делегация – представители крупного бизнеса и промышленных компаний – с нескрываемым удовольствием приступила к финальной части мероприятия – приему для гостей и участников, проводимому на вилле «Ма Кампань», расположенной на высоком холме, вдали от неуправляемых и шумных человеческих потоков центральной части города.

На мангале шипели куски курицы и крокодильего мяса. Девушки без национальных костюмов игриво обмахивали дымящуюся снедь пальмовыми листьями. Приглашенные представители местной элиты неспешно расхаживали по веранде с бокалами в руках. Их лица сверкали, как нефть. В ветвях пальмы скрежетали попугаи. Шеф как всегда появился внезапно, излучая благодушие и невозмутимость. Как будто это была не экспедиция в центр Африки, а встреча без галстуков в Женеве. Присутствующие, с трудом прекращая жевать, сформировались в плотное кольцо.
«Сейчас переведешь пару тостов и поедем в аэропорт, дорога сложная, двигаться будем колонной», - распорядился Шеф и поднял бокал. От Киншасы до аэропорта 30 км усыпанной битым кирпичом и мусором полуасфальтовой дороги, пересекающей самые криминогенные районы пригорода. Наши паспорта и багаж были отправлены на таможню еще утром для прохождения всех формальностей. У ворот в помятом джипе уже сидела и грызла орехи перепоясанная пулеметными лентами группа людей в военной форме для нашего сопровождения.

Колонна из трех внедорожников и машины с охраной медленно пробиралась по улицам города. Последним двигался буйволоподобный Nissan Patrol 90-х годов, в недрах которого находились я, сотрудник компании француз Раймон и наш водитель Папа Жан. Надо заметить, что пробки в Киншасе можно сравнить только с московскими, хотя транспортных средств в столице Конго намного меньше. Все дело в неистребимом хаосе, день и ночь царящем на дорогах. И без того неторопливое движение в любой момент может быть приостановлено заглохшим грузовиком без капота и кабины, обсуждающими случившееся несколькими сотнями человек и примкнувшей к этому мероприятию похоронной процессией. Гоняющие по диагонали и встречной полосе мотоциклисты тоже порядка не добавляют.
Темнота внезапно накрыла город, словно черное одеяло. В какой-то момент наш водитель, видимо, отвлекся и свернул в узкий переулок. Как он потом объяснял, ему просто надоело тащиться в хвосте, и он решил обогнать колонну по боковой улице. Но Папа Жан немного ошибся. Никакой боковой улицы в этой части города не было и в помине. Переулок штопором уходил в недра неосвещенного квартала. Жизнь здесь бурлила еще сильнее, чем на центральной магистрали. В железных бочках полыхало пламя, зловеще освещая похожие на большие коробки строения. В окнах без стекол, как в кукольном театре, появлялись и исчезали силуэты людей и животных. Наш Ниссан тащился со скоростью пешехода. Через некоторое время он совсем замедлил движение и остановился. Впереди, посередине дороги, догорал остов автомобиля, вокруг которого, словно в танце, метались черные тени. Как потом оказалось, это и был танец. Танец в честь дорогих белых гостей, осмелившихся посетить эту территорию. Любоваться фольклором времени не было – по корпусу нашей машины уже стучали, в окна заглядывали возбужденные и недружелюбные лица. Машину со всех сторон облепила пульсирующая масса человеческих тел. Я не успел спросить у Папы Жана, что случилось, да он бы и не успел мне ответить – десятки рук уже вытаскивали его через боковое окно. На водительском сиденье остался только его зеленый ботинок. Раймон, видимо вспомнив кодекс белого человека, с достоинством открыл окно и что-то спросил. Ответили ему быстро и очень громко. Суть ответа сводилась к тому, что мы только что, превысив разрешенную в этом районе скорость, сбили беременную девушку и пытались скрыться. Судить нас будут по местным законам на месте преступления. По лобовому стеклу паутиной расползались трещины – по нему били обрезками железных труб. Папа Жан появился в окне также внезапно, как и исчез. Два человека держали его за выкрученные за спину руки, а третий - за волосы.
«Придется немного подождать, - смущенно объявил он, - надо дождаться местных властей и решить проблему». Я кинул взгляд на часы, до вылета в Париж оставалось полтора часа. Похоже, мы уже опоздали.
С треском распахнулась багажная дверь нашей машины. В салон хлынула удушливая волна влажного воздуха. От немедленного соприкосновения с внешней средой нас отделяли только коробки из-под виски, грудой наваленные в багажнике. И вдруг, движение вокруг машины затихло. Это было невероятно! Словно невидимый дирижер одним движением остановил бушевавший в творческом экстазе оркестр. Из темноты появился грузный человек в черных очках. Грудь его украшала металлическая цепь с толстыми шайбами медалей.
В полной тишине толпа окружила пришельца непроницаемым кольцом. О нас, похоже, просто забыли. Раздумывать было некогда. Судьба предоставила нам шанс, и я слышал как ее часы уже отсчитывают выделенное нам время.
Человек в очках что-то говорил, все слушали его, затаив дыхание. Открыв дверь с противоположной стороны, я выпихнул Раймона и сам вывалился на дорогу. На наше счастье эта сторона улицы представляла собой заваленный отбросами овраг. Через минуту мы уже неслись по каким то кустам. Мартышки с лицами пьяных младенцев что-то кричали нам вслед из колючих ветвей. Выскочив в ближайший переулок, я понял, что Раймон затерялся в растительности. Но что-то подсказывало, что он недалеко. Куда двигаться дальше я не имел никакого представления. От удушающей жары хотелось снять с себя кожу. Улица была пустынна, только на перекрестке группа подростков грелась у горящей автомобильной покрышки. Один из них держал в руке белый мотоциклетный шлем. Рядом в беспорядке стояли мотоциклы. «Кто здесь главный?» - крикнул я первое, что пришло в голову.
Вперед выдвинулся парень лет 16-ти.
«Мне надо в аэропорт, только быстро, я заплачу!» Юноша сразу определил во мне заинтересованного клиента. «100 долларов», - улыбаясь, ответил он и, не дожидаясь моего ответа, выкатил похожий на кузнечика мотоцикл. Крошечный бензобак и седло мотика были обтянуты мехом какого-то зверя, но я успел разглядеть мощные амортизаторы и зубастую резину. - «Сейчас появится мой друг, ему тоже в аэропорт!» - «100 долларов и его довезут следом за тобой», - последовал ответ.
Через минуту мы уже рассекали влажную ночь. Двигатель мота бодро урчал, добавляя басовых нот из пробитого глушителя. За все последнее время я не слышал саундтрека приятнее для моего сердца. Мне уже представился салон самолета и стюардесса с бокалом шампанского. Внезапно, вынырнув из очередной ямы, мотоцикл вырулил на освещенную бетонную площадку и остановился. По некоторым признакам я определил, что это была расположенная посередине пустынной равнины бензоколонка. Недалеко в густой траве лежал на боку оранжевый бензовоз. Где-то вдали грохотали барабаны.

«Кончился бензин», - догадался я. Из металлической будки появился человек и что-то крикнул, показывая руками на дорогу, по которой мы приехали. Я понял, что каким-то непостижимым образом о нашем побеге уже известно всему континенту. Действительность снова распахнула передо мной свою зловонную пасть.
Мотоциклист повернулся ко мне.
- Бензина нет. Надо ждать. А тебя все равно сейчас поймают и будут отрезать куски, - улыбаясь сообщил он. Наверное, чтобы я лучше понимал смысл, мой спаситель старался говорить медленно.
– Они не любят французов. Они уже едут за тобой на машине.
Стюардесса с шампанским растворилась в ночи. Похоже, ремни безопасности мне уже не понадобятся.
- Как тебя зовут? – крикнул я.
- Забанга.
- Послушай, Забанга, я не француз и никогда им не был. Я русский! Из России. Я такой же байкер, как и ты! У меня мотоцикл Honda Africa! - По его выражению я осознавал, что он не понимает и половины того, что я говорю. - У нас делегация! Мы привезли подарок вашему президенту!
Я еще пытался бороться за свою жизнь. Но что я хотел услышать в ответ?
Реакция моего нового друга была неожиданная.
- Из России? А мне будет подарок? Из России! – спросил он и протянул руку. В розовой ладони блестели ключи от мотоцикла.
- Тебе будет самый большой подарок!
- А твой французский друг тоже русский?
- Конечно русский, его зовут Роман, он просто хорошо говорит по-французски. - Я уже выезжал на дорогу.
- Русский, тебе ехать все время прямо. Только не сворачивай! Мотоцикл оставь у ворот. - Он еще что-то крикнул на прощание, но ветер уже свистел в ушах.

Мот подскакивал на ухабах, но цепко держался за поверхность. Видимо, я был уже недалеко от аэропорта – вдоль дороги начали появляться жилые постройки. Электричество отсутствовало. Только повсюду мерцали тусклые огоньки – это местные жители прогуливались вдоль обочин с глиняными светильниками в руках. Некоторые из них стояли воздев руки к небу. «Словно мертвые с косами», - только и успел подумать я, как резкий удар в лоб чуть не вышиб меня из седла. Огни светильников закружились пьяными мотыльками. Первое, что я успел подумать, это то, что меня догнали и ударили палкой по голове. На лбу вспухала липкая масса. «Это мозг!!» - обожгла ужасная мысль.
Но движение продолжалось. По моему лицу, шевелясь и застилая глаза расползалось тело огромного жука. Жуки поменьше пролетали вокруг со свистом пули. Мотоцикл вылетел на гребень холма.
Внизу, опутанная ожерельем редких огней, небрежно разлеглась взлетно-посадочная полоса аэропорта.
Огромный аэробус купался в свете прожекторов и выглядел пришельцем из другого мира. Навстречу мне бежали люди с автоматами. Заглушив мотор, я медленно пошел им навстречу. У самых ворот я обернулся и кинул последний взгляд на мотоцикл. Маленькая фара задорно блестела в темноте. Мех, окутывавший бензобак, сбился на бок. «Tricker», - прочитал я на желтом пластике.

Рейс был задержан на два часа. Оказывается, нас уже искали. Француз Раймон, он же Роман, был благополучно пересажен в пути в полицейскую машину и доставлен в аэропорт. Уже сидя в кресле самолета, я пытался осмыслить произошедшее.

«Тебе повезло, что рейс задержали, иначе ты бы сошел с дистанции», - шеф стоял около меня и протягивал бокал шампанского. Я с ужасом представил свое возвращение в город на мотоцикле. Без копейки денег. Без документов. В обществе гигантских жуков. Под бой барабанов…

Сосед справа тоже гостеприимно наклонил бутылку виски. С трудом приходя в себя, я потянулся к национальному французскому напитку.

«Не надо было нарушать дисциплину», - изрек Шеф и дисциплинированно направился в салон первого класса. Прежде чем скрыться в недрах роскоши он обернулся и добавил: «Как говорят самураи: «Делай, как надо, и пусть будет, что будет». Самолет, подрагивая, выруливал на взлет.

Уже в Москве, иногда размышляя над причудливым видоизменением хода тех событий, которые в любую минуту могли развернуться не в нашу пользу, я задавал себе вопрос, что побудило африканского парня отдать мне ключи от мотоцикла? Страх, что с ним расправятся как с пособником моему побегу? Желание заработать еще? Или неожиданный, как приступ малярии, душевный порыв? И, наконец, кто задержал самолет? Все произошедшее до сих пор представляется мне парадоксальным синтезом несовместимых стратегий.
Мотоцикл я купил себе через две недели, хотя найти эту модель было нелегко. Моим новым другом стал Yamaha Tricker 250 – веселый и резвый мот, способный ехать в любом направлении от главной дороги. Жаль только бензобак маловат.
И снова захваченный потоком непредсказуемых событий, которыми так богата жизнь переводчика, я жду, когда судьба вновь забросит меня в Африку, ведь там ждет моего подарка темнокожий байкер Забанга.

P.S. Некоторые приведенные в статье цитаты не всегда отражают точку зрения автора и содержащаяся в них информация почерпнута им из открытых зарубежных источников. В ходе описанных событий, за исключением жука, не пострадал ни один представитель местной фауны. Француз Раймон живет в Париже и никуда не выезжает. Водитель Папа Жан женился на дочери местного авторитета, которая через месяц родила ему двух детей. Через неделю после нашего вылета в Конго случился государственный переворот.

Источник: motonews.ru